Институт Иудаики
Cодержание

ПАМЯТИ ДРУГА

Умер Юрий Яковлевич Фиалков — Человек, Ученый, Писатель… Его имя громко звучало в мировой химической науке. К сожалению, громче за рубежом, чем на родине. Сколько раз почетнейшие приглашения председательствовать на научных форумах Европы и Америки оседали в особ. отделе Киевского политехнического института, даже не доходя до рук профессора Фиалкова.


Относясь к этому с иронией мужественного человека, он продолжал работать — много, увлеченно, продуктивно, отвечая на дискредитационные акции написанием очередной монографии, учебника, научно-художественной книги. Силы он черпал в традициях своей замечательной семьи. Его отец — известный ученый-химик, член-корреспондент АН Украины — научил его отличать главное от второстепенного, непреходящее от конъюнктурного. Вот почему главными ценностями Юрий Яковлевич считал служение науке, семье, друзьям. Верность им он доказал всей своей жизнью.
Фантастически обязательный и тактичный человек, он ни разу не дал коллегам и друзьям повода усомниться в благородстве побудительных мотивов своих поступков, как и в готовности прийти на помощь, не взирая на занятость, усталость, плохое самочувствие. Без пафоса и деклараций он помогал многим, нисколько не заботясь ответными благодарностями. Со стороны он, возможно, казался человеком суровым, даже недоступным. Но мы, друзья Юрия Яковлевича, знали: это не так. В кругу семьи, в дружеском застолье, на туристском привале он был открыт для искрометной шутки, розыгрыша, шуточного пикирования.


И не случайно в байдарочных походах (его многолетнее увлечение) он отвел себе роль сурового Кока, которую и разыгрывал с замечательной естественностью. Вообще артистизм был свойственен ему. Не зря же студенты называли его лекции «спектаклями профессора Фиалкова». Этот артистизм легко обнаружить и в его детских книжках: они популярны в самом лучшем значении этого слова и одновременно научны, увлекательны и серьезны. В них автор предупреждает: настоящая наука требует от ученого полной самоотдачи, но зато дает ощущение всемогущества и безграничного полета мысли. Кто знает, сколько новобранцев, мечтающих стать маршалами, привел он в Армию науки. Ведь его книги переведены на многие языки мира, круг его читателей очень широк.


Литературная деятельность профессора Фиалкова требует отдельного разговора. Ибо кроме научно-художественной прозы и замечательной книги о М.В.Ломоносове, он опубликовал и мемуарные очерки «Доля правды», вызвавшие широкий читательский интерес. Автор предполагал, готовя новое издание, значительно их расширить, но…
А сколько сюжетов осталось невоплощенными, не зафиксированными!

В них — отражение яростных споров и дискуссий, сотрясавших в 60— 80-х годах интеллигентские кухни, а тем более — туристские привалы. Кстати, Юрий Яковлевич первый и единственный из нас неизменно, подводя итоги жарких споров, повторял: «Мы еще увидим крушение советского монстра!» Его оптимизма не разделял почти никто. Да и как было разделять его в глухие 70-е? Когда же развал произошел, нам оставалось только констатировать: Юра видел дальше нас, понимал лучше, вычислял точнее.


Он проработал на химическом факультете КПИ 48 лет. Как сказал классик: «Служа отлично, благородно…» Еще этим летом, зная, что смертельная болезнь уже вышла на финишную прямую, он думал, как будет читать лекции студентам, очень не хотел появляться перед ними опираясь на палочку. И вообще не хотел, чтобы его жалели. По свидетельству дочери, он и умер не в предсмертных метаниях, а с книгой в руках, читая буквально до последнего вдоха. Так жил, так и умер.


Смерть близкого человека, друга всегда заставляет задуматься о бренном и вечном. Думаем об этом и мы, понимая, что прикоснуться к вечности можно только памятью. Он был лучшим среди нас, а лучшие уходят первыми. Нам остается только хранить о них память.

Юнна Мориц (Москва), Владимир Кошкин (Харьков), Мила и Борис Рубенчики (Кельн, ФРГ), Инна и Михаил Гольдштейны (Ришон-ле-Цион, Израиль), Нина Власова и Юрий Шанин (Киев), Ася и Семен, Татьяна и Ян Гройсманы (Кобленц, ФРГ), Мирон Петровский (Киев), Галина и Даниил Колеко (Киев), Софья и Михаил Туровские (Нью-Йорк, США), Лариса Хусид и Исаак Фельдман (Киев), Моисей Гойхберг (Киев), Марк Соколянский (Любек, ФРГ), Юрий Аркадьевич Фиалков (Киев), Лия Забокрицкая (Киев), Исаак Бединский (Чикаго, США), Рита Колонтырская (Нью-Йорк, США), Елена Школяренко (Киев), Бэлла Карант (Нью-Йорк, США), Инна и Алик Брикманы (Филадельфия, США), Ефим Чеповецкий (Чикаго, США), Ефим Рудинштейн (Киев), Михаил Рудинштейн (Иерусалим, Израиль), Дина и Александр Житомирские (Нью-Йорк, США), Михаил Айзенберг (Нью-Йорк, США), Валентина Рыбалка и Гелий Аронов (Киев).



Институт Иудаики
Cодержание